«Целый митинг прошел в честь открытия ЯГУ»
Здание Якутского государственного университета. Фото: Чин-Мо-Цай/РИА Новости

Здание Якутского государственного университета. Фото: Чин-Мо-Цай/РИА Новости

Накануне 60-летия якутского госуниверситета в вузе вспоминают тех, кто создавал его историю

В августе этого года Якутский государственный университет (с 2010 года — СВФУ) отмечает 60-летие. Накануне юбилея Ассоциация выпускников университета организовала акцию «60 лет — 60 историй». Самые успешные выпускники записывают видеопоздравления своей альма-матер и одновременно рассказывают о своих достижениях.

О том, как создавался университет, РП поговорила с Иннокентием Семеновичем Сивцевым, профессором, бывшим проректором ЯГУ, ныне председателем Совета наставников СВФУ. Одним из первых выпускников Якутского госуниверситета.

Образование как жизненная необходимость

Иннокентий Семенович родился в 1936 году. То есть он всего на два года младше вузовского образования в Якутии. В 1934 году открылось первое в республике высшее учебное заведение — педагогический институт. Именно на его базе 20 лет спустя будет создан и ЯГУ.

– Это было жизненно необходимо, — рассказывает РП Иннокентий Сивцев. — В то время у нас была тотальная неграмотность, особенно в селах. И чтобы поднять республику, в первую очередь нужны были учителя. Без этого не было ни развития, ни жизни.

Но прошло 3-4 года, и якутские власти решили пойти дальше: к концу 1930-х заговорили об открытии сельскохозяйственного и медицинского институтов.

– Быстро такие вопросы не решаются, — замечает Иннокентий Семенович. — Добро на открытие было получено в начале лета 1941 года, но вузы так и не начали работать, помешала война.

А после войны тогдашний первый секретарь якутского обкома Илья Винокуров к этой теме вернулся. И предложил решить вопрос глобально: не отдельные вузы открывать, а создать госуниверситет с теми факультетами, которые республике особенно нужны.

– В якутском обкоме такое решение приняли еще в 1946 году, — рассказывает Сивцев. — Предложения ушли «наверх», но отклика не было несколько лет. Ссылались на отсутствие средств в послевоенные годы. Но сказывались и политические причины…

Сложность момента

Как рассказывает Иннокентий Сивцев, создание университета на несколько лет остановилось, поскольку в Якутии в последние сталинские годы пошла новая волна разного рода «разоблачений».

В 1952 году по ложному доносу с поста первого секретаря обкома сняли Винокурова, продвигавшего идею образования университета. Затем началась целая череда дел против местной интеллигенции. Поводом стала публикация произведений трех писателей, уроженцев Якутии, — Кулакова, Сафронова, Неустроева. В их книгах усмотрели «буржуазный национализм» и призывы против советской власти. Заодно под раздачу попали люди, публично одобрившие их книги.

Семен Борисов, сменивший на посту руководителя якутского обкома Винокурова, что называется, «от греха подальше» решил вовсе отказаться от идеи создания университета. А взамен предложил открыть политехнический институт.

– Эта идея о политехе была полным нонсенсом, — говорит Иннокентий Сивцев. — Хотя бы потому, что не было кадров. А в пединституте, на базе которого должен был открыться университет, преподавательский коллектив за 20 лет все-таки сложился. Но Борисов перестраховывался. Понимал, что если университет откроется, то ему придется нести персональную ответственность за то, что там работают люди, либо ходящие по грани обвинений, либо под них уже попавшие. Такие, как, например, доктор исторических наук Георгий Башарин, подготовивший к изданию сборник тех самых неблагонадежных писателей. Или как Авксентий Мординов, доктор философских наук, также высказывавший довольно нетипичные для той эпохи взгляды. Вот эта когорта якутской интеллигенции, которую обвиняли во всех смертных грехах, и должна была стать у руля нового университета. И первый секретарь обкома чувствовал тут прямую опасность для себя лично.

Трудно с точностью сказать, что все-таки повлияло на решение открыть университет: «потепление» эпохи или то, что в Якутии в эти годы обнаружилось множество перспективных месторождений — железнорудных, золотоносных, алмазных, угольных — и нужны были свои специалисты для их освоения и изучения. Как бы то ни было, в августе 1956 года в советском правительстве было принято решение об открытии университета.

Борис Ельцин в Якутском государственном университете во время официального визита, 1990 г. Фото: Борис Бабанов/РИА Новости

Борис Ельцин в Якутском государственном университете во время официального визита, 1990 г. Фото: Борис Бабанов/РИА Новости

Первый ректор

Как и опасался якутский партийный лидер, первым ректором ЯГУ стал Авксентий Мординов, проректором — Георгий Башарин. Мординов — первый в истории доктор наук у народа саха — за тот короткий срок, что возглавлял вуз, сделал столько, что другой руководитель успеет за десятилетия. Но и иного выбора у него, по сути, не было.

– Решение об открытии университета было принято за несколько дней до начала учебного года, — говорит Иннокентий Сивцев. — Событие это жителей Якутии просто потрясло. Помню, в сентябре на стадионе «Буревестник» целый митинг прошел в честь открытия ЯГУ. Но ведь надо было не праздновать, а работать.

Математический и физический факультеты пединститута были объединены в технический; химический и биологический образовали естественнонаучный факультет, историки и филологи отныне учились на гуманитарном. Но открылись и новые факультеты: инженерный (с упором на геологию, горное дело, строительство), сельскохозяйственный, а чуть позже и медицинский. Все это происходило в считанные недели, находились для нового вуза и студенты, и преподаватели.

– А вот с материальной базой было сложнее, — вспоминает Иннокентий Семенович. — У университета, в котором уже в первый же год учились 1200 студентов, было всего одно каменное здание. Вообще-то оно строилось для якутской школы № 3, но в последний момент у детей его отобрали и отдали техническому факультету. А школе оставили деревянное здание бывшего рабфака пединститута. Родители школьников возмущались, едва ли не демонстрации устраивали. Но им пообещали со временем вопрос решить.

А большинство университетских корпусов располагались в старых зданиях, в которых прежде чего только не было. У одного, например, такая история: в XIX веке в помещении находилось реальное училище, в первые годы после революции — разные мелкие конторки. Потом его отдали под учебные аудитории пединститута. А в итоге это здание получило повышение до главного корпуса ЯГУ.

Зато университету отдали двухэтажное здание, принадлежавшее Верховному совету Якутии. Правда, конструкция его была такова, что учиться в нем было вовсе невозможно, так что там разместились библиотека и ректорат.

В эти годы, можно сказать, состоялся стремительный «запуск» университета. Учились, хотя не было помещений. Занимались наукой без лабораторий. Проходили практику в соседних регионах. Преподавали — и свои специалисты, и те, кого удалось пригласить из других университетов.

– Авксентий Мординов был ректором два с половиной года, его сняли в 1959-м, — говорит Иннокентий Сивцев. — В партком пришла бумажка, мол, ректор — диктатор, на научном совете утвердил не ту кандидатуру, какую надо. Разговор был короткий… Второй ректор ЯГУ, Иннокентий Попов, — замечательный, культурнейший, интеллигентный человек. Он возглавлял университет с 1959-го по 1973 годы. При нем ЯГУ стал тем, чем является сейчас, и именно Попов решил все вопросы и проблемы, которые нужно было решить. Но надо понять: это не вина первого ректора, что при нем такого не произошло. У него не было ничего. Он работал с нуля.

Имени Аммосова

Университет носит имя Максима Аммосова.

– Максим Кирович — один из тех ярких молодых людей, которых родила революция. Именно они тогда были нужны. Он, работая во власти, создал Якутию как республику. Он стал инициатором первой масштабной научной экспедиции в Якутию. Он первый, еще в начале 1930-х, поставил вопрос о необходимости развития у нас науки и образования, о том, что нужно изучать наши этносы, культуру, природные ресурсы. И во многом благодаря ему был открыт в Якутске пединститут в 1934-м, — рассказывает Иннокентий Семенович.

В 1938 году Аммосова расстреляли по обвинению в шпионаже. В 1958-м реабилитировали. Но имя его университету так и не присудили, хотя это решение напрашивалось само. Причину объяснили обтекаемо.

– Помню, я, комсомолец, в 1961-м прямо спросил у руководства вуза: сейчас-то, когда все выяснилось, почему нельзя присудить ЯГУ имя Аммосова? А мне говорят: «Чтобы вуз носил чье-либо имя, нужны конкретные результаты и достижения. А у вас всего два выпуска было». — «То есть нам еще долго ждать?» — «Долго». Ну, я тогда и своим ребятам сказал, чтобы особо не надеялись.

Указ о присуждении Якутскому госуниверситету имени Максима Аммосова был подписан только в 1990 году президентом России Борисом Ельциным.

Сейчас, накануне юбилея, Иннокентий Семенович Сивцев участвует в проекте по созданию аллеи профессоров университета и готовит новые публикации, посвященные его истории.

Летний досуг в Республике Саха Далее в рубрике Летний досуг в Республике СахаДетские лагеря в Якутске на лето 2016 года Читайте в рубрике «Общество» «Черная метка» для Крыма?Удалось ли за три года купания в федеральных дотациях создать жемчужину? «Черная метка» для Крыма?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»