«Кшиштоф, бахни чаю!»
К этой экспедиции путешественники готовились 2 года. Фото Анны Васильевой

К этой экспедиции путешественники готовились 2 года. Фото Анны Васильевой

Корреспондент РП провела день с экстремальной велоэкспедицией, едущей через Якутию

– Как проехать на переправу? — спрашивает нас водитель большегруза, явно приезжий. Уверенно показываем дорогу, потому что сами едем как раз туда. Подъезжая к заснеженным берегам Лены, смотрим вдаль. С высоты видно перебирающиеся на другую сторону реки грузовики и фуры. Есть и два пешехода, груженые сумками, они тоже спешат на тот берег. Среди белого простора, от острова напротив, отделяются три небольшие точки. Постепенно увеличиваясь, они превращаются в необычайное для этого места и особенно времени года зрелище — трех велосипедистов, с огромными рюкзаками за спинами. 

Снежный загар

Мы едем по расчищенному автозимнику к ним навстречу. Ярко светит солнце, снег слепит глаза, местами на дороге просвечивает лед — красота! С нами в машине фотограф Оксана Луговая. Всю дорогу она радуется ясной теплой погоде — фотоаппарат не замерзнет и она сможет сделать хорошие снимки. 
Велоэкспедиция «Дорога памяти» проходит по «зимникам» Якутии с юга на север, через полюс холода Оймякон. Протяженность маршрута 3,5 тыс. км. Она посвящена жертвам советских репрессий. 

Оксана — официальный фотограф экспедиции. Она родом из Томска, как и два других участника. Третий экстремальный велосипедист родом из Польши. В отличие от парней, Оксана передвигается не на велосипеде, а на попутных машинах. По дороге на паромную переправу, она рассказывает мне о том, как попала в этот проект.

– Ребята сами предложили еще летом. Я выиграла конкурс с фотопроектом «Сильные люди», посвященным жертвам советских репрессий. А у Иоанна (Иоанн Чечнев — руководитель проекта. — Примеч.ред) идея экспедиции — проехать именно по бывшим местам ГУЛАГа, посвятить велотурне всем переселенцам, ссыльным, кого судьба насильно забросила в эти края. 

Подъезжают ребята. Ресницы, шарфы, все припорошено инеем, но они улыбаются. Груженые велосипеды, обитые мехом седла, и у всех — образки и иконки, прикрепленные к рулям. Знакомимся, поим горячим чаем из термоса. Пока велосипедисты отдыхают и едят горячие пирожки, успеваем поговорить. Спрашиваю, не замерзли ли они.

– Сегодня же тепло! — смеется Иоанн.

Действительно, после аномальных холодов на территорию Якутии пришло аномальное для февраля тепло. Термометр показывает -25°С. 

– Вот когда первого февраля мы стартовали с Нерюнгри, в те дни, действительно, было холодно. Узнали, что такое -50 и -55, но мы и к этому были готовы, —  уверенным тоном говорит Иоанн Чечнев.

Руководитель экспедиции совсем молодой. Иоанну чуть за 20, но одухотворенное лицо, борода и спокойный уверенный тон придают ему авторитет. Он везет самый ценный груз — икону новомучеников и исповедников российских. Ее взяли специально, чтобы провести по дорогам политических репрессий.

– Кшиштоф, бахнем чаю! — Егор Ковальчук, тоже томич, в яркой смешной шапочке, подшучивает над застенчивым поляком. На носу молчаливого поляка Кшиштофа Суховерского него приклеена черная полоска. Думала, от холода, оказалось — от солнца. Лица всех троих велосипедистов уже покрыты темным загаром. 

До Якутии Кшиштоф уже побывал во многих серьезных путешествиях. 

– Он за три месяца проехал из Польши до Томска на велосипеде, по местам репрессированных поляков. Путешествовал и по Африке. В качестве волонтера, по образованию Кшиштоф медик, обучал навыкам оказания первой помощи своих коллег из Руанды.

Поляк разговаривает мало, особенно при посторонних. Стесняется своего русского, хотя говорит неплохо, и понимает прекрасно все. 

Пока мы разговариваем, Оксана, перетянутая сложными ремнями, которыми закрепляется ее аппаратура («сбруя», как шутит она сама), щелкает камерой, почти не останавливаясь.

– Самые интересные снимки получаются именно на таких остановках, когда ребята пьют чай, что-то ремонтируют. Выходят очень живые кадры, — говорит фотограф. 

– А часто нужен ремонт, поломки случались?

– Нет, но время от времени бывает нужно подкачать колеса. Внимание нам обеспечено. Всегда находятся люди, которые готовы помочь. Никто не отказывает, — отвечает Иоанн.

Тут в подтверждение его слов, рядом с нашей группой останавливается КамАЗ. Из кабины машет водитель, после дежурных вопросов желает ребятам удачи в пути и едет дальше.        

Времени на разговоры мало — холод начинает пробирается под одежду. Парни загружают часть вещей к нам в багажник и, поблагодарив за чай, снова отправляются в путь.

Мы едем следом. Кроме нас с Оксаной в машине еще один человек. Он как раз из тех, кто готов помочь. Собственно, это его автомобиль. Иннокентий Кузьмин, житель Покровска, куда мы и едем, любезно согласился предоставить свой транспорт, и сам весь день был не только водителем, но и гидом.

Айфоны в унтах

Покровск — небольшой районный центр — находится всего в 23 км от паромной переправы, где мы останавливались на отдых. На машине ехать чуть больше получаса, но на велосипедах по зимней дороге этот путь занял больше 4 часов. Хоть и едут наши экстремалы с довольно приличной для таких условий скоростью — в среднем, около 10 км/час. Но на этом участке есть такие крутые подъемы в гору, которые приходится преодолевать пешком. 
Время от времени останавливаемся, ждем велосипедистов, чтобы не сбились с пути. Их веселые голоса слышно издалека. Оксана, пользуясь нашими остановками, фотографирует. Я иногда к ней присоединяюсь, но пальцы быстро замерзают даже в такую мягкую для якутской зимы погоду, и я спешу назад, в машину. Ребята проезжают мимо, уже без разговоров, но всегда с улыбками. Лица еще больше покрылись инеем, у Иоанна борода вся в сосульках.
Еще одна незапланированная остановка случается уже совсем рядом с пунктом назначения. На этот раз технические неполадки. У Кшиштофа сдулось колесо. Но у нашего водителя имеется насос, проблему решаем. А пока, путешественники рассказывают нам, как только что встретили школьный автобус.

– У всех детей вот такие айфоны! И все в унтах! — смеется Иоанн. — Наша экипировка тоже изготавливалась из оленьего меха. На заказ. Мы даже с полярниками общались, советовались, обменивались опытом, когда готовились к экспедиции. Мы же два года к ней шли.

– Кшиштоф, бахни чаю! — протягивает Суховерскому горячую кружку Егор.

После едем, уже не останавливаясь. Парни молчат. Устали. Едут гуськом. Впереди смешная шапочка Егора, затем Иоанн и замыкает цепочку Кшиштоф. Когда на предыдущей остановке я поинтересовалась, почему он все время отстает, Егор снова отшутился: «У него единственного велосипед европейский, а у нас — китайские». 

Ночевка запланирована в Покровской православной церкви. Когда мы подъехали к воротам, батюшки еще не было, но ребят здесь уже ждали. Прихожанки накрыли для гостей богатый стол. А в трапезной буквально гудели трубы газового отопления — так было жарко. 

– Как оно, зайти в тепло, после долгих часов на морозе? — спрашиваю я ребят

– Омерзительно, — говорит Егор и тут же поясняет, — вся одежда сразу намокает. 

Ребята начинают раздеваться. Сушат экипировку на трубах. Босые шлепают по полу. Простудиться они не боятся.

– Так никогда не заболеешь. Теплоотдача мощная идет. Когда мы на улице ночуем, ставим палатку и ложимся в спальниках. Они у нас специальные. Сшиты на заказ. Очень теплые. Мокрое снимаем и утром еле влезаем в одежду. Все колом стоит. Потом надо попрыгать хорошенько, и все нормально. 

Егор ложится на пол, растягивается, разминает уставшие от напряжения мышцы. Кшиштоф берется за телефон. А родители томичей узнают все их новости через Оксану.

– Мамы звонят мне каждый день, переживают, — говорит девушка. 

На вопрос, а стоит ли так волновать родных, для чего им все эти экстремальные приключения, отвечает, как всегда, Иоанн.

– Они переживают, конечно, но отпустили нас с благословением. Готовились мы основательно. Экипировка отличная. К тому же духовно мы уже прошли этот путь. Во время подготовки к нему. Когда переживаешь мысленно, легче перенести потом все это физически. Если бы мы ехали в комфортных машинах, как мы могли бы рассказывать о страданиях репрессированных? Вообще мы не позиционируем себя как экстремалы, спортсмены. Мы — просто современная молодежь, которой важна память, история предков. А такой способ помогает привлечь к себе внимание и легче донести то, что мы хотели бы сказать.

– Получается, наш проект имеет три направления: географический: мы открываем для себя и всех, кто увидит наши фотоснимки, прекрасную якутскую землю. Исторический: объезжаем места бывших лагерей. Стараемся встречаться если не с самими политссыльными, то хотя бы с их потомками. И миссионерский. Несем слово божье. Везем с земли томской святыню, — пояснила концепцию путешествия Оксана.

За разговорами о дорожной романтике наш помощник Иннокентий решает тоже непременно приобрести велосипед и проехаться хотя бы в пределах родного улуса. 

На сегодня ужин и крыша над головой у путешественников есть, но впереди у них самое трудное — безлюдные просторы, горы и тайга. Завершить экспедицию они планируют в Черском.

Хозяин железной руды Далее в рубрике Хозяин железной рудыКорреспондент «Русской планеты» побывала в мастерской изготовителя настоящих якутских ножей   Читайте в рубрике «Общество» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»