«Рожки оленей хороши как лакомство для детей»
Международный конкурс «Кочевая семья мира». Фото: Сергей Метелица / ТАСС

Международный конкурс «Кочевая семья мира». Фото: Сергей Метелица / ТАСС

Как живут сегодня кочевники в якутской тундре

11 декабря в Якутии прошел очередной конкурс «Кочевая семья». Его победителями стали совсем молодые люди, которые поддерживают традиционный для региона промысел — кочевое оленеводство. Они живут в тундре, за сотни километров от населенных пунктов, с детьми и пользуются только тем, что могут дать человеку природа и олень.

Надежда Колодезникова в конкурсе не участвовала — наблюдала со стороны. У нее самой 20-летний «стаж» кочевой жизни, ее семья совсем недавно, 3–4 года назад осела.

«На покое» Надежда Павловна руководит женским комитетом «Ийэ мичээрэ» в Оленекском районе и этно-фольклорным ансамблем «Алакуо». Она и устраивала персональные выставки, и участвовала в международных конкурсах народного прикладного искусства по бисероплетению и пошиву традиционных костюмов эвенков.

Но при всем том она призналась «Русской планете», что ее все равно тянет в тундру.

– Я родилась и выросла в семье потомственных оленеводов, мои родители — кочевые люди, — рассказывает Колодезникова. — И меня они с собой начали брать, когда мне исполнилось три месяца. Всю жизнь я жила в тундре среди оленей. Мои дети тоже в тундре с рождения. И мужа я туда привела. Он с другого Улуса, Таатты, у них там оленей не было, одни коровы. Мы с ним познакомились, когда я уже училась в техникуме. Поженились и с тех пор кочевали вместе.

Вообще-то кочевать трудно. Летом надо следить, чтобы олени копыта не стирали, чтобы гнус (насекомое — Примеч. РП.) их не терзал. Зимой очень холодно у нас. А в апреле начинается отел, появляются оленята. Немножко передохнем — а с июня опять кочуем…

– Надежда Павловна, вот вы говорите, сами с рождения в тундре, и ваши дети тоже. А как же учеба?

– В моем детстве нас в конце августа или в сентябре по всем кочевьям собирали вертолетом (в советское время с этим проще было, чем сейчас), отвозили в поселок, в интернат. Я во время учебы жила у родственников, они добрые люди. А взрослые оставались с оленями. А по весне мы к ним возвращались. И с моими детьми все было так же. Правда, когда они учились, уже появились кочевые школы.

– Это как? Учителя тоже кочуют?!

– Почти. К ученикам младших классов учителя приезжают время от времени из поселков на стойбища, чтобы от родителей их не отрывать. А старшеклассники сами ездят в поселки к учителям, зачеты сдают. Мои дети все так отучились. У троих высшее образование, сын уже и в армию сходил. Младшая дочь в десятом классе.

– Сейчас, когда семья ваша больше не кочует, чем вы занимаетесь?

– Я сама шью национальную одежду и для искусства, и на заказ: унты, шапки. Организовала ансамбль «Алакуо». В нем занимаются 11 девочек из нашего улуса. Мы изучаем и стараемся распространять наши национальные традиции. Ездим по улусам, рассказываем, проводим мастер-классы по национальной кухне.

– Кстати, что обычно едят оленеводы, когда кочуют по тундре?

– Мы сушим мясо на воздухе. Ну или, как иногда говорят, вялим, нарезанное длинными лентами. Потом можно резать его мелкими кусочками, а можно и так есть. Можно солить, а можно и без соли. И с рыбой делаем так же. Когда мясо и рыба вот так сушатся, они сохраняют все свои качества. Кровь из них выйти не успевает, все свойства остаются, не то что при варке. А когда оленевод идет куда-то надолго, он это сушеное мясо в карман кладет, жует вроде как жвачку, и не голодно ему.

Еще у оленя едят растущие свежие рожки, когда они меняются, там тоже много полезных веществ, для иммунитета хорошо. Подрезают их, мех снимают, а дальше можно на огонь, а можно в сыром виде. Они хороши как лакомство для детей. Костный мозг можно есть сырой и вареный, печень и почки у оленя тоже сырыми едят. Кровь его варят в кишке, как колбасу. И еще молоко оленя очень ценное, жирность гораздо выше, чем у коровьего.

– Надежда Павловна, молодых людей можно познакомить с традиционными блюдами или национальной одеждой. Но есть ли у молодежи стремление вести кочевой образ жизни, какой вели их родители и деды? Или все же постепенно интерес к нему уходит?

– Тундра нас зовет, это наша стихия, эвенк без оленя и без тундры не живет. Поэтому нельзя сказать, что кочевые традиции теряются. Мы стараемся передавать их своим молодым родственникам. А кроме того, когда человек идет в тундру или тайгу, он там сам себе становится хозяином. Там у него свой быт, свои правила. Но и обычаи предков там оживают — те, что соблюдаются всеми поколениями оленеводов.

Мы, как и тысячи лет назад, поклоняемся огню, перед уходом на охоту просим у него дать чего-нибудь мясного. И воде, и берегам кланяемся с просьбой, чтобы они помогли оленям хорошо переправиться через реку. Или есть еще у нас такой Байанай — дух природы, он помогает с рыбалкой и охотой. Все это узнать и понять можно только в семье или когда сам кочуешь. А если сидеть в поселке или в городе — никогда ничему не научишься. 

Бросил и ушел Далее в рубрике Бросил и ушелУниверситетская клиника в Якутске избавляет от курения 20–25% пациентов Читайте в рубрике «Общество» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»